Андрей Кашкаров: Почему штаб НАТО финны выбрали в Миккели?

    Новый штаб сухопутных сил Организации Североатлантического договора (North Atlantic Treaty Organization) в режиме повышенной готовности 24/7 начинает работу в Миккели («город Св. Михаила») в 140 км от границы с РФ с подчинением штаб-квартире в Норфолке на восточном побережье США.

    По словам военного эксперта, журналиста Андрея Кашкарова, Миккели выбран по логическим причинам и в связи с унаследованной военной инфраструктурой: с 4 декабря 1939 года в городе размещалась ставка верховного главнокомандующего силами обороны Финляндии барона и фельдмаршала Карла Густава Эмиля Маннергейма (Густав Карлович – на русский манер), с коммуникациями связи во всех направлениях и восстановленным ныне подземным бункером.

    — В ресторане Миккели до сих пор помнят, как барон завтракал в 11 часов форшмаком из селёдки и с рюмкой охлаждённой водки (получившей нарицательное название по его фамилии). В направлении Аннтола есть стратегические высоты, как и в самом городе: Найсвуори («женская гора») с башней высотой 40 м; место, знакомое туристам. Из резиденции Миккели, откуда до бомбоубежища в горе менее 300 метров осуществлялось управление всеми силами обороны Cуоми. Тем не менее место выбрано как вариант компромисса, современные электронные технологии позволяют «сканировать» территории в направлении протяжённой границы с Россией и далее — от Беларуси до Мурманска и Северодвинска, где дислоцирован наиболее боеспособный (в регионе) подводный флот с «особыми» боеприпасами, — рассказал журналист.

    Кашкаров пояснил, что Миккели имеет подземные укрытия (не одно), к востоку и юго-востоку город защищает линия Салпа (Suomen Salpa («финская защелка») — более 1170 км каменных глыб, установленных в том числе советскими военнопленными в 1940-1944 годах. Гряда идёт с севера на юг-юго-восток с ближайшей к границе с Россией точке в районе Сююспохья, примерно в 55 км от пограничной полосы. Развитая инфраструктура и наземные коммуникации узловых дорог Миккели позволяют осуществлять оперативные сообщения как со столицей Хельсинки, так и с северными территориями в Лапландии. Поэтому выбор места более чем оправдан.

    — Хорошо сие или дурно, однако с охлаждением отношений Россия-Финляндия, специалисты-финноведы внезапно получили невиданные ранее перспективы для деятельности. Кроме СВР, традиционно и массово работающей под прикрытием в дипмиссиях, востребованы аккумулированные сведения, ранее неглубоко увлекавшие только туристов. Аналитики всегда смотрели шире и глубже. ВПП вдоль финских шоссе, ангары и аэродромы, гроты и др. А также скрытая законсервированная инфраструктура, невидимая со спутников. Не все боевые части расположены рядом с аэродромом, как в Лаппеэнранте. Старые ангары и подземные военные объекты восстанавливают в окрестностях Каяани, Миккели, Йоенсуу и даже в Руоколахти, где похоронен финский снайпер «Белая смерть» мл. лейтенант Симо Хяюхя, положивший по открытым данным более 500 красноармейцев. Железнодорожные узлы с сортировочными путями (как в Контиомяки и др.) дополнительно укрепляются. То, чему раньше не придавали значения, в условиях противостояния позиционируют как ресурсы и секретные сведения. Список имеющихся и строящихся оборонных объектов Финляндии довольно интересен. Надо ли дозировать информацию и говорить об этом открыто — решаем только мы, подвел итог эксперт.